ГЛАВА 13. «ФЕРРАРИ». «ЛАМБОРДЖИНИ». БОСФОР

Наступило утро. Всю ночь Виктор просыпал­ся в холодном поту — ему снились кош­мары. Разбудил его стук в дверь; слуга принес завтрак. Едва он закончил есть, как на пороге появился улыбающийся Мухаммед-Али.

— Вы представляете, этот поганый пес Су­лейман остался-таки жив! Он сейчас преспо­койно спит на своей вилле. Но ничего, он от нас не уйдет! По вечерам он обычно выезжает в город. Чтобы он не узнал нас, мои слуги за­гримируют нас. Они такие искусные мастера! Будьте спокойны: вас и родная мать не узнает!

К шести часам вечера они были готовы и сидели в «Аамборджини». Виктор много слы­шал об этой прекрасной машине, иногда видел ее на улицах разных городов, но ездить на ней ему еще не доводилось.

О таком автомобиле мечтают многие: плав­ность и изящество линий, мягкий, но удивитель­но быстрый ход. Виктор вспомнил, что читал об истории создания легендарного автомобиля. Ферруччио Аамборджини, преуспевающий про­изводитель тракторов, увлекался спортивными автомобилями. Однажды он пришел к Энцо Феррари, чтобы пожаловаться на некоторые недостатки своего автомобиля. Он надеялся за­интересовать Феррари рядом интересных, на его взгляд, идей. Однако Энцо даже и слушать не захотел посетителя. Такое невежливое обра­щение задело за живое Аамборджини, и он решил доказать свою правоту. Он загорелся идеей создать суперавтомобиль.

Настойчивость Аамборджини, знание своего дела и умение привлекать к этому делу талант­ливых людей принесли свои плоды. Уже в сле­дующем году первый автомобиль «Аамборд­жини» потряс публику.

«Да, это не машина, а сказка!» — думал про себя восхищенный Виктор. Мухаммед-Али кинул на него взгляд и как бы подтверждая его мысли сказал:

— Эта машина — просто ракета. Она аб­солютно новая, я в первый раз выезжаю на ней в город. Так что, господин Исаев, вы сейчас испытаете удовольствие от езды с космической скоростью.

Но тронулись они очень медленно. Мухам­мед-Али как будто дразнил Виктора, не спеша разгоняя машину. По дороге он раскрыл ему свой план.

— Мы подъедем к вилле Сулеймана при­мерно на такое расстояние, чтобы хорошо ви­деть выезжающие из нее машины. Охрана Су­леймана эту машину никогда не видела и нас не узнает. Я останусь сидеть в машине, а вы выйдете и будете делать вид, что возитесь с мотором. Как только «Феррари» выедет из ворот, мы немедленно начнем преследовать его. Сулейман будет метаться по узким улочкам Стамбула. Ваша задача — быть штурманом, помогать мне не упустить автомобиль из виду. Для этого вы должны сосредоточить взгляд только на этой одной машине. Ничего больше для вас не должно существовать.

Они подъехали к вилле Сулеймана. Виктор вышел из машины и, как они с Мухаммедом-Али договорились, открыл капот и стал делать вид, что что-то рассматривает в моторе. Ждать пришлось недолго. Ворота виллы распахнулись, и из них не выехал, а вылетел пулей красный «Феррари». Виктор захлопнул капот, вскочил в машину, и Мухаммед-Али рванул «Аамборд-жини» с места. Он оказался превосходным гон­щиком. Виктору даже не верилось, что за рулем сидит Мухаммед-Али. Все в нем выдавало про­фессионала: быстрые, четкие движения, ника­кой суеты. Через несколько минут они уже сели на хвост «Феррари». Поймав восхищенный взгляд Виктора, Мухаммед-Али горделиво улыбнулся:



— Не удивляйтесь, господин Исаев. Чтобы добиться своей главной цели и вернуть себе ханство, мне пришлось освоить много профес­сий: гонщика, летчика и даже водолаза. А сей­час следите в оба за красным «Феррари». Через некоторое время Сулейман догадается, что мы сидим у него на хвосте. Он поймет, что это по­гоня, испугается, начнет паниковать и метаться по городу, пытаясь оторваться от нас. Он не бросит автомобиль, побоится, будет считать, что «Феррари» — его убежище. Но он станет ему гробом, а Босфор — могилой. Через не­сколько часов на одной из набережных Босфора я прижму уставшего Сулеймана к воде. Потом резко поверну руль в его сторону. Пытаясь уйти от столкновения, он сделает неправильный ма­невр и рухнет в воду.

Виктор представил себе эту кошмарную кар­тину, но отогнал от себя неприятные мысли, подумав: «Дай Бог, чтобы этого не случилось. Пусть план Мухаммеда-Али останется только планом и убийство не совершится. А сейчас мое дело — не спускать глаз с "Феррари"».

Сулейман оказался любителем быстрой ез­ды. Его «Феррари» показывал чудеса скорости и маневренности. Он то бесстрашно врезался в поток машин, непрестанно перестраиваясь из ряда в ряд и создавая аварийную ситуацию (возмущенные водители отвечали на эту наг­лость воем клаксонов и бранью), то сворачивал с шоссе и углублялся в узкие улочки, где и пешеходам было тесно, то выскакивал на гро­мадной скорости на мосты через Босфор, сое­динявшие европейскую и азиатскую части го­рода.

Виктор чувствовал, что «Аамборджини» выигрывает гонку. Мухаммед-Али искусно контролировал ситуацию. Иногда он специально отпускал «Феррари» вперед, чтобы не вызвать преждевременного внимания к себе Сулейма­на, но тут же догонял его, обходя все преграды и «пробки».



Сулейман наконец понял, что за ним ведет­ся погоня. Виктор помимо собственной воли вошел в роль преследователя и даже стал под­гонять Мухаммеда-Али, хотя в этом не было необходимости. «Погоня» — простое слово, но сколько в нем оказалось страсти, накала борь­бы — этого не рассказать, это нужно испытать.

Стало темнеть. Виктор поймал себя на мыс­ли, что ему хочется, чтобы все это уже было позади. И в этот момент «Феррари» выскочил на набережную. Воды Босфора плескались со­всем рядом. Виктор искоса глянул на своего на­чальника. Мухаммеда-Али был похож на хищ­ника-орла: ни слова, ни звука, только легкие движения в управлении автомобилем. Взгляд его был устремлен на заднее стекло «Феррари». О чем он думал в этот момент? Наверное, о том, что настал миг возмездия.

Мухаммед-Али прибавил скорость и порав­нялся с «Феррари». «Феррари» ушел влево, вынужденно уступая дорогу «Аамборджини». Но Мухаммед-Али делает короткий, резкий рывок влево — и зажатый между «Аамборд­жини» и набережной «Феррари» Сулеймана летит в Босфор, а «Аамборджини», не снижая скорости мчится вперед.

Спустя несколько секунд Мухаммед-Али все-таки сбавил скорость и крикнул Виктору:

— Хотите посмотреть, как он уйдет под воду?

— Нет! Что вы!

По лицу Мухаммеда-Али скользнула през­рительная усмешка. Резко затормозив, он по­дался назад и открыл дверцу.

— Выходите! — сказал он. — Это приказ! Будете наблюдать. Потом я вас заберу. А сей­час я должен уехать, чтобы не попасться на глаза полиции.

— Сколько мне ждать вас? — только и успел спросить Виктор. Но ответа он не ус­лышал.

Было безлюдно. На небе стояла яркая луна, и фонари меркли в ее свете. Виктор с опаской взглянул на залив. «Феррари» некоторое время держался на воде, а потом стал медленно погру­жаться. В ужасе Виктор ринулся бежать по набережной. Он бежал, не разбирая дороги, лишь бы быть подальше от этого страшного места. Остановил его резкий гудок машины. Он оглянулся и увидел рядом с собой «Аамборд­жини». Мухаммед-Али распахнул дверцу и резко скуазал:

— Садитесь, господин Исаев! Почему вы нарушили мой приказ?

— Я испугался.

— Что ж, будем надеяться, что этот шакал не вынырнет. Такие случаи бывают крайне редко.

Они медленно двинулись по ночному горо­ду. Ночной Стамбул был похож на сказочный город. Восточная и западная его части, разде­ленные Босфором, казались крыльями птицы, а корабли, идущие по Босфору, золотыми ис­крами. Виктор старался не думать о том, что произошло. Мухаммед-Али сказал, как ни в чем не бывало:

— В ближайшее время мы продолжим пе­реговоры с вашим другом в Америке о цене за карту. Теперь мы избавились от конкурента. Я знаю, что Сулейман тоже хотел купить карту кладов у Максима. Надеюсь, что вы сумеете договориться с ним. А теперь я хочу вам уст­роить экскурсию по этому городу, в котором раньше находилась штаб-квартира моего глав­ного врага. Стамбул всегда был оплотом Сулеймана. Его клану здесь принадлежат магазины, рестораны, банки. Моя крепость — это Кашгар. Там находится моя ставка — ставка коканд­ского хана. Но я очень люблю Стамбул. Смот­рите! Смотрите, господин Исаев! Мы сейчас въезжаем на мост, который соединяет Европу и Азию. Это незабываемый момент в вашей жизни!

Экскурсия по Стамбулу продолжалась до утра. Было ясно, что Мухаммед-Али хочет расслабиться, гоняя «Аамборджини» по улицам ночного города. Виктор с тревогой думал о его словах. Кашгар! Он почти ничего не знал о нем. Вполне возможно, что Мухаммед-Али по­везет его и туда.

Близилось утро. Ночное небо, усыпанное яркими звездами, на востоке стало чуть-чуть светлее, чем на западе.

— Пора возвращаться, — сказал Мухам­мед-Али и с бешеной скоростью помчался по шоссе. Виктор закрыл глаза и провалился в сон. Он плохо помнил, как они приехали и разо­шлись по своим комнатам.


0388942975817261.html
0388974891438039.html
    PR.RU™