Вы уж выкладывайте, док, о’кей? Меня этот саспенс уже достал.

Он кивнул, поправил очки. У него за спиной открылась дверь, и вошел Ричард.

Я ничего не пропустил?

Я покачала головой.

Анита, — сказал доктор Норт, — вы себя до крови пораните, если будете вот так вдавливать ногти в собственные руки.

Я посмотрела на пальцы так, будто они только что возникли на концах моих рук. На коже остались полулунные вмятины от ногтей. Почти до крови. Почти.

Ричард протянул мне руку, я поколебалась и взяла ее. Всплеск энергии потряс нас — мы слишком оба нервничали, чтобы быть друг другу помощью. Он закрылся, поставил щиты, и его рука в моей стала всего лишь теплой и настоящей. Я оценила его усилие, когда он увидел, что я сделала со своими руками, но сама я проиграла битву за то, чтобы не оглянуться на Мику. Я была слишком перепугана, чтобы ублажать чье-либо самолюбие. Чтобы не хотеть притянуть к себе как можно больше всего, что есть уютного на свете.

Мика подошел к другой моей руке. Ричард напрягся, потому что не хотел этого и не мог скрыть, что не хочет, но сцену не устроил. Я пожала его руку, ткнулась головой ему в плечо, давая ему понять, как много он для меня значит, потому что он действительно значил для меня много. Этот знак внимания заработал мне улыбку, озарившую все его лицо. Когда-то за один вид этой улыбки я бы отдала свое сердце.

Я обернулась к доктору, держась за них обоих, и мне было лучше от того, что я за них держалась. Мне хотелось изобразить хладнокровие, но держалась я за них как за два последних деревянных обломка посреди океана.

Я попросил проверить кровь еще раз, Анита.

Значит, ничего хорошего, — сказала я.

В такой момент полагается попросить ее сесть? — спросила Клодия.

Доктор Норт глянул на нее:

Если хочет, может сесть. — Он обернулся ко мне: — Хотите сесть?

А надо?

Он улыбнулся шире:

Не думаю, но если надо будет, у вас хорошая поддержка. — Он кивнул в сторону Мики и Ричарда.

Выкладывайте, док.

Мой голос звучал чуть сдавленно, но не дрожал. Очко в мою пользу.

Я могу быть полностью откровенен при всех присутствующих?

Я подавила желание заорать и сумела ответить:

Да, да, только говорите уж, Бога ради!

Он снова кивнул:

Вам известно, что у вас ликантропия?

Я тоже кивнула и нахмурилась:

Мне известно, что я — носитель ликантропии.

Забавно, что вы так это формулируете. У вас кровь совершенно уникальна, Анита.

Месяца полтора назад я узнала, что являюсь носителем ликантропии волчьей, леопардовой, львиной и еще какой-то, которую не смогли даже определить.



Он глянул на меня поверх очков:

Вы знаете, что быть носителем более одного штамма ликантропии невозможно. Они дают перекрестный иммунитет. Ликантропией можно заразиться только один раз.


0392551181492886.html
0392598716228612.html
    PR.RU™